Новости

Журнал «Губерния» о музыке Руслана Каширцева

Нина Спасская

 

Космическая музыка Руслана Каширцева

 

Не потеряй в себе Гагарина! — именно так шутят ветераны ракетно-космической отрасли Харьковщины. И это означает: будь настойчив в достижении благородной цели, сохраняй свет своего сердца. Как известно, в каждой шутке — немалая доля правды. В данном случае — правда абсолютна и безусловна. Горячее стремление ветеранов, которые стояли у истоков прорыва человека в космос, поистине чудотворно.

 

Ещё несколько лет назад никто не мог представить, что мечта активистов Общественного координационного комитета «Харьков ракетно-космический» сохранить за Первой столицей славу Космической столицы не только воплотится, но и частично преобразуется в мир звуков. Идея создания симфонической оратории для хора и солистов на стихи ветеранов ракетно-космической отрасли родилась давно.

Положа руку на сердце, харьковские журналисты к данному проекту относились с долей иронии. Аргументы были более чем вескими: кто будет этим заниматься? Для воплощения данного мега-проекта необходимо найти талантливого композитора, в творчестве которого отсутствовали бы наслоения музыкальных штампов ушедшей эпохи. Также необходим симфонический оркестр для прочтения партитуры, хор, солисты и, что немаловажно, — зал с хорошей акустикой. Но идеи, как известно, движут миром. Наверное, надо просто очень захотеть воплощения своей мечты и умножить её на желания и стремления единомышленников. А стремление тех людей, кто запускал ракеты в космос и создавал ракетный щит нашей Родины, не имеет границ. Сила их желаний поистине оказалась космической. Бессменный руководитель Общественного координационного комитета «Харьков ракетно-космический» Геннадий Тупало доказал: ничего невозможного нет! Премьера оратории «Космическое восхождение», подготовленная по инициативе комитета, состоялась накануне Всемирного Дня авиации и космонавтики в одном из лучших в Европе Органном зале Харьковской филармонии.

В результате синергетических устремлений были найдены талантливый молодой композитор Руслан Каширцев, высокопрофессиональный дирижёр Александр Голобородько, симфонический оркестр Харьковской областной филармонии — один из лучших в Еврпопе, богатейший по подбору голосов Академический хор имени В. Палкина, а также солисты — лауреаты международных конкурсов: О. Юрина, А. Конорев, В. Ефименко, А. Кузьмина.

В первом отделении концерта «Пою тебе, Вселенная» в исполнении симфонического оркестра прозвучали «Космическая прелюдия» Николая Стецюна, а также гимн композитора Александра Глотова на стихи Валерия Болотова «Харьков ракетно-космический» в исполнении солиста Яна Харитонова. Состоялась премьера оратории для симфонического оркестра, солистов и хора. Во втором отделении пианист и композитор, заслуженный артист Украины Владимир Соляников исполнил авторское произведение «Молитва» для органа, артисты концертного отдела филармонии поздравили ветеранов блестящими концертными номерами, среди которых большинство составили песни, не знающие границ времени и популярности.

Встреча журналиста «Губернии» с автором оратории «Космическое восхождение» композитором Русланом Каширцевым состоялась в день премьеры. Стоит отметить, в огромном органном зале филармонии не осталось ни одного свободного места.

— Моим преподавателем по композиции был удивительный человек, член Харьковского союза композиторов Валентина Дробязгина, талантливейший композитор. К сожалению, Валентина Ивановна ушла из жизни, но она дала мне очень многое в плане развития музыкального мышления и способности сочинять мелодии. Урок по специальности часто начинался так: надо, предположим, за пять минут сочинить две темы: грустную и мажорную. Потом мы разбирали мои композиторские опыты, и в мелодическом рисунке преподаватель находила удачное развитие, подъём... Подсказывала, если развитие мелодий было прервано. В искусстве композиции существует множество проекций на общечеловеческие философские истины и ценности, — начинает свои «размышления вслух» молодой композитор.


Руслан, почему выбор пал именно на вас? Почему именно вас пригласили для реализации данного проекта?


— Я учусь на втором курсе аспирантуры Харьковского национального университета искусств им. И. Котляревского. Консерваторию заканчивал как кларнетист и композитор. В момент поиска автора будущей оратории я был во Львове. Мне позвонила преподаватель, которая знает мою страсть к нестандартным и интересным проектам.


Очевидно, интерес к космосу был в юности или в детстве. Ведь дороги привели именно к вам, а ничего случайного, как известно, не бывает


— Действительно, меня всегда захватывал мир космоса. Читал научно-популярную литературу по астрономии, изучал карту звёздного неба.


Вы восприняли предложение создания оратории как вызов самому себе?


— Я люблю задачи, сложные для выполнения. Задачей было написать ораторию для хора с оркестром. Именно этот жанр был нужен Общественному координационному комитету «Харьков ракетно-космический». Ораторию надо было написать на слова членов комитета.


Это те люди, которые во времена космических побед работали ведущими специалистами в конструкторских бюро на предприятиях ракетно- космической отрасли?


— Это были стихи Александра Полонского и директора Харьковского планетария им. Гагарина Галины Железняк. Но также я использовал для воплощения в музыке поэзию Геннадия Тупало, Витольда Войчунаса, Константина Попова.


Но тексты написаны, так сказать, непрофессионалами? Хотя достаточно трудно в поэзии определить границу профессионализма


— С одной стороны, это усложнило задачу. Но с другой стороны — такого рода текстам присуща особая искренность, которая может дать импульс для новой музыкальной идеи и принести интересный результат. Оратория — это достаточно старинный жанр. Если в опере должен быть сквозной текст, и тут всё, как будто, ясно, то в оратории нет привязки к одному сюжету. Это музыка праздничная, написанная к конкрентному событию.


Во славу...


— У Иоганна Баха была, например, Рождественская оратория, у Свиридова — огромная оратория на стихи Маяковского. В нашем случае члены ракетно-космического комитета с самого начала имели представление о конечном варианте оратории, они мне озвучили достаточно цельную концепцию. В процессе работы сам текст подсказывал структуру. Изначально был обозначен первый этап: стремление человека познать космос, когда ещё космическая эра не началась...


То есть, космос как предчувствие?


— Да, именно так, и этому я посвятил первую часть оратории, она начинается словами: «Космос — феерия бездны и света». Вторая часть начинается с оркестрового изображения запуска ракеты.


У слушателя действительно возникает почти зримое ощущение того момента, когда ракета взлетает в небо... И вот мы на орбите... уже невесомость...


— Да, именно во второй части оратории изменяется фактура. Она становится более прозрачной, появляются женские голоса. В хоре ведут солистки сопрано и меццо-сопрано. По существу — это музыка невесомости.


Но на заре космической эры было множество трагедий и человеческих потерь. Гибли люди. Лучшие люди…


— Поэтому без трагической ноты в оратории, посвящённой космосу, не обойтись. Достаточно вспомнить ужасную гибель харьковчанина Валентина Бондаренко, члена первого отряда космонавтов. Валентин заживо сгорел в марте 1961 года, после того как блестяще прошёл все сложнейшие психо-физические испытания. Он внезапно вспыхнул живьём в баракамере от того, что кусочек ваты со спиртом, которой протирал места приложения датчиков, попал на раскаленную электроплитку и загорелся. Предсмертными словами Валентина были: «Никого не вините. Я сам виноват», что свидетельствует о его мужестве и чести. Валентин Бондаренко был первым человеком, погибшим при подготовке к космическим полетам.


То есть человек у смертной черты думал о других?


— Да! Он думал о других, о том, чтобы нелепая трагедия не навредила делу, которому он посвятил жизнь. И это меня очень тронуло по-человечески до глубины души. И этот факт стал определенным импульсом для сочинения музыки. Именно словами «Никого не вините. Я сам виноват» начинается третья часть. Слова звучат у хора. Но хор их… не поёт.


Хор как бы шепчет эти постоянно повторяющиеся слова, и от этого становится, честно говоря, жутко.


— Мне кажется, я угадал этот лейтмотив третьей части. Александр Полонский сам говорил, что написал этот стих в ритме останавливающегося сердца, и для этого я с самого начала использовал переменный размер. Пять четвертей.


Как бы аритмия сердца. Но всё заканчивается хорошо?


— Конечно, освоение космоса человеком неизбежно. За космонавтикой — будущее. Это понимают все жители планеты Земля. Но именно это понимание должно привести всех нас к простому, но чрезвычайно важному выводу: мы дети твои, дорогая Земля!


   

Нет комментариев

Добавить комментарий